Черногорский феномен
Черногорский феномен
Страница 4

В 1684г. антитурецкий союз во главе с Австрией, Венецией и Польшей вовлек в борьбу с Османской империей и Черногорию. В 1685г. Черногория добилась фактически полной независимости, что, однако, признано султаном не было. Были восстановлены тесные торговые отношения с Венецией, которая в конце XVII в. стала все более усиливать свои экономические и политические позиции в Черногории, основывая в ней свои фактории и наводняя ее своими торговыми агентами и чиновниками. С конца XVII в. Черногория становится значительным фактором в ближневосточной политике европейских держав, как важный стратегический пункт и торговый узел. Существенную роль начинают играть интересы черногорской церкви и духовенства, определявших политику ставших наследственными духовных владык Черногории из рода Петровичей Негошей, стремившихся к захвату адриатических портов и плодородных равнин, которые могли бы обеспечить страну продовольствием.

В начале XVIII в. завязываются сношения Черногории с Россией. В 1715г. Черногорский владыка Данило едет в Россию и получает первую субсидию, ставшую позднее регулярной[2]. Черногорские владыки все чаще ищут покровительства у России, что стало особенно заметно после падения Венецианской республики в 1797г. О популярности России свидетельствовала попытка Степана Малого установить светскую власть в Черногории, выдав себя за российского императора Петра III, якобы бежавшего от заговора в Черногорию[3].

В конце XVIII в. владыка Петр I Негош (1781-1830 гг.) после удачных войн с Османской империей в 1792г. и в 1796г., закончившихся особым султанским фирманом 1798г. о признании независимости Черногории, провел ряд внутренних реформ. Завершив централизацию власти и уничтожив племенные управления и суды, черногорские владыки окончательно превратились в светских государей. Владыка Данило (1851-1860 гг.) принял в 1852г. титул князя Черногории. Данило и Николай (1860-1918 гг.) при активной помощи и широком субсидировании со стороны России провели частичную реорганизацию государственного аппарата и особенно армии, построенной по образцу русской (1871г.)[4]. Внешняя политика Черногории в XIX в. определялась ее естественным стремлением к выходу на Адриатическое побережье и присоединению прилегающих плодородных равнин Северной Албании и западной части османского санджака (Нови Пазар); в этом направлении она встречала поддержку со стороны России и наталкивалась на сопротивление Австрии, которая, продолжая начатую в XVIII в. политику проникновения на Балканы, стремилась к подчинению Черногории своему влиянию с тем, чтобы обезопасить свой фланг при дальнейшем продвижении на Салоники. Черногория стала одним из узлов русско-австрийских противоречий на Балканах и сама втягивалась в эти противоречия, вынуждаемая присоединяться то к одной, то к другой стороне[5]. К этим двум державам в начале XIX в., в связи с активизацией своей восточной политики, присоединилась и Франция. Она посылала в Черногорию ряд военных и торговых миссий с целью вырвать Черногорию из сферы влияния России и Австро-Венгрии.

Русское влияние все же остается доминирующим в Черногории в течении всего XIX в. Еще в 1806г. Черногория заняла важный порт на побережье Адриатического моря Бокку Каторскую, однако на Венском конгрессе 1814-1815 гг. его передали Австрии. Неудача этой попытки найти выход к морю побудило Черногорию обратится за активной помощью к России. С 1837г. русское правительство увеличило субсидию и приняло активное участие в реформах, проводившихся правителями Черногории. Отказ Черногории под давлением Австрии от участия в Крымской войне на стороне России вызвал охлаждение в отношениях между двумя странами, однако в 1876г. Черногория, надеясь на присоединение восставшей против Османской империи Герцеговины, сама начала войну с турками, приняв тем самым активное участие в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Часть плодородных албанских земель, переданных Черногории по Берлинскому трактату, была силой удержана албанцами, и хотя взамен их Черногория получила порты Антивари и Дульциньо и, кроме того, приобрела плодородные равнины Никшича и Подгорицы, но была ограничена в правах железнодорожного строительства и судоходства. “Полицейский надзор морской и санитарный, как в Антивари, так и вдоль всего побережья“[6] был против воли России предоставлен Австро-Венгрии, которой также было дано право содержать гарнизоны в Нови-Пазарском санджаке, что отрезало Черногорию от Сербии. Таким образом, увеличив вдвое территорию и население Черногории, Берлинский трактат 1878г. все же не разрешил полностью главную проблему ее существования и даже осложнил ее, поставив Черногорию в полную зависимость от Австро-Венгрии, сжавшей ее со всех сторон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

УСТИНОВ Николай Дмитриевич (1931-92) , российский радиофизик и радиотехник, член-корреспондент РАН (1991; член-корреспондент АН СССР с 1981), Герой Социалистического Труда (1980). Сын Д. Ф. Устинова. Труды по лазерной физике и технике. Государственная премия СССР (1975).

ШТРАУС Иоганн (Штраус-сын) (1825-99) , австрийский композитор, скрипач и дирижер. Создал классический тип венского вальса ("На прекрасном голубом Дунае", 1867, "Сказки Венского леса", 1868, "Весенние голоса", 1883, и др.). 16 оперетт, в т. ч. "Летучая мышь" (1874), "Цыганский барон" (1885) и др. Выступал как дирижер во многих странах, в т. ч. неоднократно в России в 1856-69.

МОНО (Monod) Габриель (1844-1912) , французский историк-медиевист; иностранный член-корреспондент Петербургской АН (1911). Труды преимущественно по источниковедению и историографии.

Copyright © 2017-2021 www.sipil.site